«Tugurulhan.kz» тарихи-танымдық порталы

Распад Тюркского каганата. VI-VIII века

Авторы tugurul
15 қаралым
Сабит Ахматнуров (Sabit Ahmatnurov): Распад Тюркского каганата. VI-VIII века
Глава III. Великий Тюркский каганат (раздел второй)
Особый интерес вызывают слова в Надписи о расслоении тюрков в результате усилий китайской дипломатии: «…Табгачам удалось так тюрков расслоить, что стал каган никем и стал народ ничем…». Во все времена правительства враждующих государств в тех случаях, когда кто-то не мог диктовать условия с позиций силы из-за слабости в военном отношении, предпринимали дипломатические ходы, в том числе вызывая в народах недовольства своими правителями. Так было полторы тысяч лет назад в отношении Тюркского каганата, такое мы видим в современной мировой дипломатии. Ничего не меняется!
Правителей Тюркского каганата подкупали золотом, шелками и другими предметами роскоши. Расслоение общества вызывало отчуждение правящей аристократии от народа с нежеланием простых тюрков сражаться за интересы ставших ненавистными родовых, племенных князей и старшин. Народ беднел, государство слабело.
Нельзя не учитывать и фактор расстояний Тюркского каганата. Даже в XIX-XX веках с развитием железнодорожного сообщения, телеграфа, авиации не просто было управлять огромной территорией Российской империи, Советского Союза. А в VI-VII веках это кажется невозможным. По мнению Л.Н. Гумилёва, завоевав огромную территорию, населённую многочисленными и храбрыми народами, тюркские ханы оказались в зависимости от лояльности своих подданных, и особенно это проявилось на западе, где основатели Великого Тюркского каганата оказались в ничтожно малом количестве. В 581 году распадается единое государство: на Восточно-Тюркский каганат и Западно-Тюркский каганат.
***
Западному кагану принадлежали земли от Крыма до Алтая. Здесь также большую силу обретали племенные вожди, не желавшие подчиняться единому правителю. Они враждуют и между собой. Тем не менее в 593 году западному кагану как-то удалось вновь объединить обе части Великого Тюркского каганата. Вероятно, поэтому промежуток истории Евразии с 552 по 630 годы называют периодом первого Тюркского каганата. Последние пятьдесят лет его существования отмечены бесконечными восстаниями и междоусобицами; уже в 604 году единое государство ещё раз делится на западную и восточную части.
А в Китае вновь происходят перемены. Правитель царства Тан генерал Ли Юань (также с тюркскими корнями) при поддержке Восточно-Тюркского кагана свергает императора суйской династии и провозглашает себя императором Гаоцзу, дав начало китайской династии Тан (618-907). Благодаря Гаоцзу и особенно его сыну – Ли Шиминю (император Тайцзун) Китай занимает достойное место на карте мира. В 630 году войска Тан при поддержке уйгуров громят армию восточных тюрков, забыв, благодаря кому свергли прежнюю династию. После чего правители Восточного каганата на долгие годы утратили независимость, признавая себя вассалами империи Тан, называемой тюрками страной «Табгач».
В 635 году на западе вождь болгар-унногундуров Кубрат нанёс поражение аварам и в союзе с кутургурами, утургурами окончательно изгнал их из северного Причерноморья, создав своё государство, названное историками Великой Болгарией. В период с 630 по 678 годы восточные тюрки и часть западных под властью танских императоров неоднократно восставали, но безуспешно. Наконец, в 679 году началось самое большое восстание, продолжавшееся до 681 года. Возглавил восстание бек Кутулуг, провозгласивший себя Ильтериш-каганом. Он сумел избавиться от китайской зависимости, вновь объединил тюрко-язычный мир в государство, в основе которого лежал единый язык и письмо.
***
Начался период второго Тюркского каганата.
Но сверху небеса, а снизу Мать-земля
сказали тюркам: «Вы не смейте погибать!
Да не исчезнет род – да будет жив народ!» –
так Небо и Земля их обязали быть.
Мне Ильтериш-каган великий был отцом,
а Ильбильге-катун мне матерью была.
Их Небо, поддержав в деяньях с высоты,
возвысило и сил для подвигов дало.
Семнадцать было их, с кем мой отец-каган
начала начинал – к ним в горы, в дерби, в глушь
отважные стеклись, чтоб сверху хлынуть вниз.
Семнадцать было их, а семьдесят сошлось.
И Небо им дало отвагу, дерзость, мощь,
и были все они как волки, а враги –
как овцы; смельчаки вели за боем бой,
Объединяя всех, как вдохновлял отец.
И стало их семьсот – отважнейших мужей.
Тогда-то мой отец стал возрождать народ:
утративших закон – к законам приобщал,
привыкших в рабстве жить – от рабства избавлял.
Пересоздал людей отец мой: дал им цель,
и доблесть в них развил, и предков им внушил
любить и почитать, и государство дал,
и беков обучил родами управлять.
***
Но положение каганата оставалось сложным: вожди крупных племенных союзов стремились к самостоятельности. Сильными соперниками в борьбе за власть в Западно-Тюркском каганате стали враждебно настроенные тюргеши, на севере набиравшие силу кыргызы. На юге угрожали китайцы династии Тан. В памятнике перечисляются племена и государства, с которыми пришлось воевать Ильтериш-кагану, добиваясь централизации власти и восстановления единого государства. Здесь уже практически нет упоминаний о племенах западнее Урала. Там начиналась своя история, о которой речь впереди.
И если справа нас табгачи стерегли,
то слева Баз-каган токуз-огузов гнал
на нас; не счесть врагов: кыргызов, курыкан,
киданей, татабы, отуз-татар – все к нам…
И сорок семь отец походов предпринял,
и в двадцати боях поверг врагов своих,
чтоб тюрков оградить от ярых вражьих сил,
чтоб в тюрках возродить и честь,
и жажду жить.
Так Небо помогло отцу: он усмирил
всех, кто ходил на нас зорить и брать в полон.
Имеющих вождей он их вождей лишил,
имеющих закон закона он лишил.
Кто голову имел – заставил он склонить,
колени кто имел – заставил он согнуть.
Восстановил наш эль мой доблестный отец –
народу дав закон, сам к предкам отлетел.
Был предан он земле, и ряд балбалов встал
над ним, чтоб знали все, кого он побеждал.
***
Далее составитель Надписи переходит к описанию жизни и деяний непосредственно Бильге-кагана и его брата Кюль-тегина, вновь повторяя, как важен Закон для единого государства, которому все обязаны следовать.
И властвовать потом стал Капанан-каган,
мой дядя, он отца стал продолжать в делах.
Возвысил тюрков он, ужесточил закон
и укрепил, как мог, мужающий народ:
как пешему – коня, богатство тюркам дал,
из малых тюрков он в великие возвёл.
При дяде я тогда стал шадом – мне в удел
был дан народ тардуш, то было время войн.
Вперёд – к Яшыл-огюз и до земли Шантунг
ходили мы войной; к Темир-Капыгу – вспять
водили мы войска; перевалив Кёгмен,
в страну кыргызов мы ходили воевать.
Я в двадцати пяти походах побывал,
в тридцати больших сраженьях воевал.
Имеющих вождей и государство мы
лишили и того, и этого навек:
кто голову имел – заставили склонить,
колени кто имел – заставили согнуть.
Когда я принял власть, ко мне пришёл народ,
что пеш и наг бродил по четырём углам.
«Возвышу тюрков я!» – сказавши так, пошёл
войною я на всех, кто тюркам жить мешал.
Налево я ходил – огузов усмирять,
направо я ходил – табгачей разорять,
вперёд – киданей бить и татабыцев жечь…
Двенадцать раз в поход войска я поднимал!
Здесь в Записи чёткая картина расселения тех или иных народов, какая довольно путано представлена хронистами более поздних времён.
***
Был волею Небес удачлив я в боях,
и милостью Небес я тюрков возродил –
готовых погибать я к жизни возвратил.
Нагого я одел, дал пешему коня,
богатством наградил былого бедняка.
Умножил свой народ – с ним в племенной союз
сплотил соседей всех: так я Добро творил.
Все силы положив для этого ж, мой брат,
любимый младший брат, отважный Кюль-тегин,
помог нам обрести невиданную власть,
а сам ушёл от нас, не насладившись ей.
В семь лет осиротел, а в десять лет уже
он именем мужским был назван: «Кюль-тегин»,
подобная Умай], мать счастлива была,
что он мужчиной стал, что воином он стал.
В свои шестнадцать лет мой младший брат ходил
с войсками, что водил наш дядя, и в боях
он подданных и власть кагану добывал.
К согдийцам мы пошли и шесть их округов
разбили, а когда табгачский Онг-тутук
к нам тысяч пятьдесят копейщиков привёл,
мы встретили врага, как тюркам надлежит.
***
Он пешим в бой вступил, отважный Кюль-тегин,
и Онг-тутука взял в полон со свитой всей:
так, в панцирях, их всех к кагану приволок…
Мы истребили тех, кто посягнул на нас.
Решив согдийцам дать закон и власть, пошли
чрез реку Йенчу к Темир-Капыгу мы:
все смуты прекратив, установили мир.
Но тут народ тюргеш вновь сделался врагом,
и, зная, что к нему нескоро подойдём,
он кенгересов стал теснить и избивать.
Коней поистощив в походах, были мы
слабы и голодны – изнурены войной.
Тогда-то, осмелев, друзья, врагами став,
то там, то здесь на нас набегами пошли.
Чтоб избежать беды, я брату дал отряд –
И Кюль-тегин умно преследовал врага,
и, улучив момент, он бой тюргешам дал.
На белом скакуне по кличке Алп-Шалчы
ворвался Кюль-тегин в тюргешские ряды –
и многих потоптал, и многих поразил,
и множество в полон тогда он захватил.
***
Но мало было покорить стремившихся к самостоятельности племенных вождей, приходилось непрестанно следить за сохранением Закона и порядка на подвластных территориях, предотвращать междоусобные конфликты, усмирять выходивших из подчинения вождей. Так, в 715 году восстали западные тюрки, карлуки, татабы, кидании, уйгуры и др.
И снова был поход, и снова Кюль-тегин
был впереди, когда Кушу-тутка бил:
всё воинство его развеял Кюль-тегин,
а всё его добро доставил к нам в орду.
«…Доставил к нам в орду» – из этих строк следует, что основу тюркской государственности VII века составляла орда. То есть ставка кагана в центре военизированной системы управления союзными и подчинёнными народами.
Продолжение следует…
Предыдущий раздел читать по ссылке:
К тексту использована иллюстрация Сергея Мальцева из серии картин «Легенды древних тюрков»

Ұқсас жазбалар