«Tugurulhan.kz» тарихи-танымдық порталы

Тогорил хан (Ван-хан) и Темуджин, как государственные деятели: сравнительный анализ

Авторы tugurul
6 қаралым
Н.Ж. Игбаев,
исследователь-этнограф, г. Нур-Султан
Тогорил хан (Ван-хан) и Темуджин,
как государственные деятели: сравнительный анализ
Прошлое оставило нам такой обильный запас ошибок и пороков, что нам достаточно не думать и не поступать как наши предки, чтобы стать умнее и порядочнее, чем мы теперь.
В.О.Ключевский
«В каждом движении вождь нужен, но он порождается самим движением» Шафаревич И.Р.
Настоящая статья является первой попыткой исследования узловых проблем этнической истории и межличностных взаимоотношений в эпоху до имперской истории Чингисхана и Тогорил хана (Ван-хан), во главу угла которого лежало понятие вождизма*1 и вождества**2. Причина тому – меньшее количество информации о Тогорил хане, его ранняя смерть (относительно начала завоевательных походов Чингисхана) и то, что деятель- ность его ограничивалась военными действиями в эпоху становления Тэмуджина. Историки-востоковеды давно занимаются изучением различных аспектов существования Монгольской империи – от проблем ее зарождения до личности Чингисхана, до бытования ее отдельных частей уже как самостоятельных государств. По различным причинам отдельные стороны этой проблематики изучены значительно лучше. Так, огромную часть литературы занимает тема жизни и деятельности создателя монгольской государственности – Чингисхана. Пожалуй, это самый популярный предмет изучения, что естественно. Другие распространенные направления ис- следований – социально-экономическая система монгольских государств, вопросы этногенеза народов на их территориях, исследования составных частей империи как самостоятельных государств (Золотая Орда, Юаньский Китай, государство Ильханов Ирана и Чагатайское государство) и общие
*[Вождизм – политика, направленная на утверждение одного человека в роли непререкаемого руководителя. Для вождизма характерна личная преданность одному человеку — вождю, признанному идейному руководите- лю в жёстко централизованных структурах (государстве, партии).
** Вождество (чифдом, англ. Chiefdom) — «автономная политическая единица, включающая в себя несколь- ко деревень или общин, объединенных под постоянной властью верховного вождя». Вождество основано на социальном ранжировании, но в его структуре и управлении преобладают кровнородственные отношения, а статус индивидуума обусловлен тем, насколько близким родственником вождя он является. Вождество не обязательно охватывает более одной общины или племени].
обзорные работы по всему периоду существования как Монгольской импе- рии, так и отдельных ее частей-государств [1., с. 385].
Сложнее обстоит дело с обзорными систематизирующими работами, так как если отдельные аспекты бытования Монгольской империи изучены более тщательно, то обобщающие работы грешат перекосами в ту или иную сторону. Одна из самых распространенных ошибок сводится только к рассмотрению исследователями биографии Чингисхана, поэтому в таких работах попутно, часто до крайности сжато, описывается картина сложения монгольского раннефеодального государства, даются сведения по его исто- рии при первых преемниках Чингисхана. Современными исследователями недостаточно исследована роль и значение Тогорил хана и его наследия в мировой истории. Кроме того, авторами не освещены отдельные периоды истории Темуджина, связанных с Кераитским ханством и его правителем, Тогорил ханом [Н.И.].
Цель и задача статьи – постановка вопроса, о роли и значении Тогорил, Ван (Онг)-хана и кераитского ханства на пути становления Чингис-хана.
Попытка исследования одной из проблем происхождения Темуджина, связанных с раскрытием истории «золотого рода» монголов в контексте генеалогии, следствием чего стала многолетняя борьба за «узаконенный приход к власти» будущего Чингис-хана.
Решение вопроса: «Что значило престолонаследие кераитского ханства для Темуджина?»
Посреди Евразийского континента или Мирового острова, как его име- нуют геополитики, тянется Великая степь. Если Урал является широтной осью мирового острова, то Великая степь – это долготная ось Мирового острова. С севера она ограничена сибирской тайгой, а с юга горными си- стемами. Алтаем, Сауром, Тарбагатаем и западным Тянь-Шанем она разде- лена на две отличающиеся части. Восточная часть называется Внутренней Азией, где располагается Монголия, Джунгария и Восточный Туркестан. От Сибири Внутреннюю Азию отделяют Саяны и хребты Хамар-Дабан и Яблоновый, от Тибета – Куньлунь и Наньшань, от Китая – Великая китай- ская стена, проходящая по границе сухой степи и субтропиков. Западная часть Великой степи включает Казахстан, степи Прикаспия и Причерномо- рья, Украину и пушту Венгрии [2, с.151].
По реке Селенге и Толе в центральной части Монголии кочевал народ кераиты. Жили кераиты не семейными общинами из двух-трех юрт (аила- ми), как многие кочевники, а куренями, когда множество юрт ставились вместе, окружались телегами и охранялись воинами. Управлялись они ха- нами – уважаемыми людьми, получившими свои должности соответствен- но своей популярности в народе. В отличие от соседних народов, в 1009 г. они приняли христианство несторианского толка и с тех пор стали весьма набожным народом [2, с.167]. «Во время Есугэй-бахадура и Чингиз-хана их государем был Он-хан (Тогорил-хан [Н.И.])» [3, с.127]. «Личные летов- ки Он-хана: Талан-Гусэур, Дабан и Наур; юрт правого крыла его войска: Тулсутан и Джалсутан; левого крыла: Илат, Тарат, Айджиэ, Кутукэн, Урут, Укурут, Иилет и Тертит. Зимние стойбища: Утекин-мурэн, Орон-Куркин, Тош, Барау, Ширэ, Кулусун, Отку-Кулан, Джелаур-Кулан». «У них были уважаемые государи из своих племен. В то время в тех пределах они имели больше силы и могущества, чем другие племена» [3, с.126 – 127].
Имеющаяся картина ореала расселения различных племен, так или иначе, приводило к различным как положительным, так и недоброжела- тельным отношениям, как между предводителями (вождями), так и соб- ственно кочевниками. Происходила постоянная борьба за кормящий ланд- шафт. Сильные племена вытесняли на худшие земли, уничтожали или порабощали более слабых. Примером может служить история из ранней летописи Темуджина [Н.И.]. Рассматривая монгольские родоплеменные взаимоотношения и общественный строй Владимирцов Б.Я. сообщает сле- дующее: «…монгольский род – obox являлся довольно типичным союзом
кровных родственников…» [4, с. 58]. «Urux’ами считались не только чле- ны данного рода, но и всех родов, кровно связанных между собою проис- хождением от одного общего предка (ebiige), родов одной кости (yasun)». «Роды, понимаемые в указанном выше смысле, близкие кровно друг другу, составляли у древних монголов племя или подплемя (поколение), которое называлось irgen. Напр., разные роды Тайчиут, взятые все вместе, образо- вывали племя-irgen, тоже самое Онгираты, в состав которых входили раз- ные поколения, были irgen…». «Конечно, в некоторых случаях, трудно про- вести строгое различие между родом-obox, который сам являлся величиной сложной, при том часто из разнокровных элементов, как это было показано выше, и племенем-irgen» [4, с. 60; с. 79]. Несомненно, что племена были тюрко-монгольские. «Вместе с тем, находки памятников других народов на территории, заселенной, несомненно, предками монголов, указывают на то влияние, которое в определенные периоды истории оказывали немон- гольские племена на политическую и этническую истории предков мон- голов» [5, с.9]. П. Рачневский полагает: «Улус кереитов имел развитый государственный аппарат,…что изначально кереиты были не монголами, а тюрками. До изгнания с Иртыша и Алтая они жили среди найманов и кир- гизов. «Найманы потеснили киргизов на Енисее и вытеснили кереитов с Иртыша и Алтая на восток» [6, с.3]. Далее, Владимирцов Б.Я. указывает на то, что сами племена-irgen входили в состав более крупных irgen: «Татары и Кереиты тоже были irgen, хотя в состав их входили отдельные племена (irgen), в свою очередь состоявшие из нескольких родов-оbох» [4, с. 79]. В этих условиях появились роды и его ответвления, владеющие определен- ной территорией (владельческие роды), на которой совместно кочуют его члены – urux’и, и владеют людьми, которые являются его потомственными крепостными вассалами – unagan bogol. «Unagan bogol’ами становились или в силу неудачных «войн», из-за набегов и наездов, а также в силу ма- териальной нужды, из-за обеднения. Положение unagan bogol в родовом монгольском обществе XII в. мало отличалось от состояния владельческих родов совсем не потому, что нравы и быт были просты и не сложны. Нет, таково было социальное и экономическое положение unagan bogol – на- следственных крепостных вассалов владельческого рода». «Кроме того, монгольское родовое общество XI—XIII вв. знало и рабов, рабов-служи- телей; если они и не были рабами, напоминающими рабов у оседлых на- родов, то все-таки отличались от крепостных «вассалов». Назывались они otole bogol «простые рабы» или jala’u «молодцы»» [4, с. 67 – 68]. Ссылаясь на Рашид-ад-Дина Владимирцов Б.Я. приводит примером сведения о роде Тохураут относительно unagan bogol: «что они были одной из ветвей, на которые делилось племя Джалаир, а последнее племя было unagan bogol’а- ми рода Чингиса; Джалаиры «стали пленниками и рабами Хайду-хана… и детей и родственников его, и переходили в наследство от предка к пред-
ку Чингиз-хана, почему те племена и были его крепостными рабами (ungu bogol)»». Кроме того, там же говориться о племени Тархут: «из племени этого происходила супруга Бартан-багатура, деда по отцу Чингис-хана; го- ворит об этом поколении и Рашид-ад-Дин. Возможно, несколько семей из поколения этого прибыли к роду Чингиса в качестве «приданого» inje его бабки» [4, с.66].
«Надо упомянуть еще об одном институте древнего монгольского об- щества: oб «inje». Под этим названием понимались люди, которых выделя- ли владельческие роды в приданое за девушкой их рода; они уходили в род ее мужа и становились, следовательно, его подчиненными…» [4, с.68].
Впоследствии, из Жалаиров вышла целая когорта великих полковод- цев (военачальников). Один из ярких представителей Субэдай. «Когда Чин- гиз-хан был в области Балха и Таликана, он послал его (Джэбэ) с Субэдаем и Нуркэ, которые были из [племени] джалаир, вместе с войском в те пределы. Нуркэ в пути умер. Они вышли оттуда [и, двигаясь на запад], взяли много городов Персидского Ирака [Ирак-и ‘Аджам]; учинив убийства и грабежи, они пошли оттуда в область Грузии и Тифлис. Грузины собрались в боль- шом количестве и вышли на войну. Джэбэ послал против них Субэдая с войском, а сам с пятью тысячами бахадуров сел в засаду. Субэдай нарочито бежал, и гру¬зины пустились его преследовать. [Тогда] Джэбэ вышел из засады, зайдя с фланга, и всех уничтожил. Обычный прием их [монголов] в большинстве сражений был таков» [3, с.194]. По берегам Керулена жили Джалаиры числом 70 тыс. Кибиток. «Часть их становищ была в местности Онон». Здесь они в свое время потерпели сильнейшее поражение не то от киданей, не то от чжурчжэней [7, с. 29], «…в древние времена хитайские войска устроили такую бойню этой части джалаиров, что лишь немногие могли убежать» [3, с. 92]. «Хитаи перебили все те столь многочисленные племена джалаиров вплоть до детей ростом с плеть, а их скраб и скот раз- грабили» [8, с.18 – 19].
Одним из небольших народов Великой степи были монголы. Своими прародителями монголы, в период тотемической стадии эволюции, считали Борте-Чино (Серого волка) и Алан-Гоа (Пятнистую лань). У Рашид-ад-Ди- на «Бодончар – третий сын Алан-Гоа – в свое время был предводи¬телем и государем многих из монгольских племен. Он был крайне отважен и храбр. Он имел двух сыновей. Имя старшего Бука, а младшего Буктай. Родослов- ное древо Чингиз-хана и [родословные] многих других племен нирун вос- ходят к Бука. Будучи наследником отца, он после него занял его место и положение [мансаб]. Он имел сына по имени Дутум-Мэнэн. У Буктая был сын, имя его Начин» [8, с.16]. «Согласно вышеизложенному, у Дутум-Мэ- нэна было девять сыновей. Восемь [из них] были убиты, и имена их не выяснены. Единственный, который остался в [живых], был Кайду-хан, к которому восходит великий род [насаб] Чингиз-хана [8]. Обратимся к главному источниковедческому материалу «Сокровенное сказание», в котором о происхождении Чингисхана даны следующие сведения, что род Чингиса вел свое происхождение от младшего сына Алан-Гоа, Бодон- чара-простака, который от сына Маалих-Баяудец. У предка Чингис-хана Добун-Мергана была супруга Алан Гоа, «красивая, очень знатного рода… Войдя в дом Добун-Мергана, Алан-Гоа родила двух сыновей. То были Бу- гунотай и Бельгунотай. …Долголи, коротко ли, Добун-Мерган скончался». После смерти Добун-Мергана Алан-Гоа, будучи безмужней, родила трех сыновей. То были: Бугу-Хадахи, Бухату-Салчжи и Бодончар-простак. Бель- гунотай и Бугунотай, старшие сыновья, родившиеся еще от Добун-Мерга- на, стали втихомолку говорить про свою мать Алан-Гоа: «Вот наша мать родила трех сыновей, а между тем при ней нет ведь ни отцовых братьев, родных или двоюродных, ни мужа. Единственный мужчина в доме – это Маалих-Баяудец. От него то, должно быть, эти три сына» [9, с.80 – 81]. По- томки первых двух сыновей Алан-Гоа и Добун-Мергана считались нируна- ми («чистыми»), они были предками сальджиутов и хатакинов. Потомки
трех других сыновей являются предметом спора многих ученых, среди ко- торых Рачневский поддержал версию, в котором полагает Маалиха-Баяуд- ца тюрком и истинным отцом предка Чингиса – Бодончара [6, с.13]. По нашему мнению Маалих-Баяуд дедушка Бодончара. Как звали сына Маа- лиха-Баяудца, который отец Бодончара в источниках не встречается. Речь идет о факте репродуктивной последовательности рождения в системе ханского рода, имеют место противоречия и разночтения данного есте- ственного акта рождения. Например: о принадлежности Темуджина к боко- вой или параллельной ветви восходящей от ранних истинных монгольских ханов. И далее, право быть провозглашенным ханом сохранялось только за представителями ханского рода. Только бытность ханским потомком по рождению давала возможность восхождения на ханский престол, получить инвеституру нового хана и принятия присяги [Н.И.].
Известный исследователь имперской истории Чингисхана Кычанов Е.И. отмечает, что Есугей был в иерархической социальной зависимости от хана кереитов Тогорила. В то же время исходя из кочевнической древней культуры «побратимства – анда», дословно Есугай был андой – побрати- мом правителя кереитов и, вероятно, его вассалом [7, с. 22].
«В частности, интересно, что сам Темуджин (будущий Чингиз-хан), по всей видимости, не имел прав на высшую ханскую власть, ибо его отец и дед носили лишь титул бахадура» [10, с. 129].
Е.И. Кычанов, подробно рассмотрев генеалогию Темуджина как «при- родного хана», отмечает, что он «был не из самых знатных по происхожде- нию…» [7, с.84].
«Отец Чингис-хана, Есугей, был только бахадуром («витязь», «герой»; древний тюрко-монгольский титул) и никогда при жизни не имел ханского титула» [11, с.193]. Чтобы легализовать его права весной 1206 года на все- монгольском курултае было предложено родословие о происхождении его отца от последнего монгольского кагана Хутула-кагана: «С целью обосно- вания прав на ханский титул Темучина, человека, не принадлежавшего к правящему дому, была придумана легенда, будто его отец, Есугей-бахадур, был племянником последнего из монгольских каганов – Хутула-кагана, сына Хабул-кагана» [11, с.193].
Зададим себе вопрос. Каковы реальные событийные явления имели ме- сто в период борьбы молодого монгола с горсткой единомышленников на историческом ландшафте? (современная территория Монголии) Где уже по факту, существовало могущественное и влиятельное Кераитское ханство. О состоянии войска Темуджина перед походом на меркитов для вызволе- ния из плена Борте Кычанов Е.И. пишет следующее: «Есть все основания считать, что в поход Темучжин пошел «гол как сокол», т.е. с горсткой сво- их людей, сородичей и нукеров – мысль, которая постоянно проводится и подчеркивается в «Тайной истории», – был одинок, даже гоним, но его
дарования и способности необычного, небесного происхождения были за- мечены, и он вдруг почти сразу стал ханом» [7, с. 77]. Владимирцов Б.Я. ссылаясь на «Сокровенное сказание» замечает: «В молодости у Темучина и его братьев, когда уже они несколько оправились от разных злоключений, было всего восемь меринов, да одна лошадь, на которой ездили на охоту за сурками. Когда, впоследствии, меркиты напали на стойбище Чингиса-Те- мучина, то оказалось, что он «имел наготове только одну заводную лошадь, и для супруги, Борте, не осталось коня» [4, с.39].
Вот, что пишет по этому поводу Дмитриев: «…во главе государства стоит кереитская династия. Только член этого рода может претендовать на трон. Все другие от этого права отстранены. Поэтому реальный путь к власти персонажа, не входящего в правящий род, поддержка того или другого претендента, имеющего легитимную потенцию, и таким же обра- зом приближение к власти» [12, с.25 – 27.]. Общий смысл происходивших событий, целью которого являлось занятие трона кереитского ханства и придания при этом легитимности престолонаследию, Дмитриев опреде- лил верно. В результате сравнительного анализа «Сокровенного сказания» и «Сборника летописей» Рашид ад-Дина С.В. Дмитриевым сделан вывод, что в конце XII в. за верховный ханский престол в монгольской степи в основном боролись представители кереитской династии, к которой Темуд- жин не принадлежал. Это мнение разделяет и другой автор в своей статье [10, с. 129]. Поэтому необходимо было быть усыновленным главой кераи- тов, Тогорил-ханом [Н.И.]. Темуджин, рассуждая так, что тот, кто доводит- ся андой моему отцу, все равно что отец мне, поехал к Тоорилу к Тульскому Темному Бору – Хара-тун, узнав, что тот находится там. Темуджин сказал тогда Тогорилу: «Когда-то вы с родителем моим побратались, а стало быть, вместо отца мне; в таком рассуждении я и женился, поэтому я тебе привез свадебный подарок – одежду» [9, с.95]. И с этими словами Темуджин под- нес Тогорил хану соболью доху.
Относительно легитимности прихода к власти Темучина в своей ра- боте Дмитриев С. В. указывает: «При обосновании политической потен- ции создаются фальшивые генеалогии, возводящие лидера претендента к исторической или мифологической династии, существовавшей на этой территории в прошлом. Либо же обосновывается плавный переход к новой династии, которую часто санкционирует династия пресеченная» [12, с. 28].
О зависимом положении меркитов, связанных с событиями после пле- нения Борте меркитами, встречаем следующие выводы: «…пленив ее, меркиты тут же отдают ее Тоорил-кагану (от которого, тоже кстати вполне вероятно, они «зависели», т.е. признавали его старшинство в рамках той системы, о которой мы только что упомянули), а тот тут же возвращает ее Темучжину» [7, с. 77]. Тоорил-каган в контексте вождизма способству- ет освобождению Борте из меркитского плена. Вожди могли освобождать
представителей низших классов, давать им титул «дархан», и те таким об- разом становились младшими представителями знати. Выше всех дарха- нов была собственно знать, или «нойат»; главные военачальники и другие командующие войсками назывались нойонами. И наконец, выше всех сто- ял хан вместе со своей семьей. Вне зависимости от родственных связей два человека могли стать «андами» или названными братьями. Группа воинов могла объявить себя «нукерами», то есть последователями известного во- ждя. Нукеры были гораздо более преданными и полезными сподвижника- ми вождя, особенно молодого и начавшего путь к власти, чем родственники (Филипс, 2004). «Пока Чингис-хан был занят Татарским походом, Ван-хан ходил на Меркитов, причем прогнал Тохтоа-беки в сторону Баргучжин-то- кума, убил его старшего сына Тогус-беки, захватил двух его дочерей и жен его, а двух его сыновей, Хуту и Чилауна, полонил вместе с народом их. Из этой добычи он не дал Чингис-хану ничего» [9, с. 125] .
Период после разгрома меркитов, по нашему мнению, является клю- чевым на пути становления Темуджина, будущего хана монгольской сте- пи. Пользуясь покровительством отца, кераитского Ван хана, Темуджин не ушел от Чжамухи. Таким образом, можно считать, что Ван хан оказывая влияние на Чжамуху санкционировал присутствие и власть Темуджина в среде монгольских племен. Ему, Темуджину, необходимо было лишь оста- ваться в среде соплеменников как можно дольше, при этом оставаясь в безопастности. Вот, что пишет по этому поводу Кычанов Е.И.: «Но по не- ясным для нас причинам из за боязни опять остаться одному или вынаши- вая какие-то дальновидные планы, – он со всеми своими людьми не ушел от Чжамухи. Полтора года их совместной жизни, когда побратимы даже иногда укрывались одним одеялом, сыграли важную, если не решающую роль в карьере Темучжина, на пути превращения его из Темучжина в Чин- гис-хана. Именно в это время он успел привлечь на свою сторону многих соплеменников, поставил их перед выбором между ним и Чжамухой и смог начать борьбу за восстановление своего улуса» [7, с.79 – 80]. После этих событий, по нашему мнению, не без основания всю свою жизнь Жамуха вынашивал обиду на побратима – Темуджина.
Осенью 1202 г. войско монголов Чингисхана вышло в свой первый са- мостоятельный поход против одного из самых сильных улусов – против татар. Рашид ад – Дин так подвел итоги разгрома татар: «так как они были убийцами отца Чингисхана и его отцов, то он повелел произвести всеобщее избиение татар и ни одного не оставлять в живых до того предела, который определен законом…». Татары были основой мятежа и восстания и истре- били много близких Чингисхану племен и родов (Храпачевский, 2004).
Совсем по Дарвину: борьба за существование особенно жестока между близкими соперниками того же вида. В котле гражданской войны охватив- шая общество сверху донизу, межклановое соперничество привело к объ-
единению и появлению ядра наций. Но для ее утверждения были необхо- димы победы в войне с соседями и конкурентами на имперские амбиции. Природа экономики кочевников – скотоводов может адаптивно существо- вать лишь за счет расширения используемых пастбищных ресурсов (кормя- щий ландшафт), особенно если численность популяции будет расти. Если же она не будет расти, то погибнет [Н.И.].
На пути к верховенству в степи оставалось покорить только две племе- ни: кераит, в клан которого Темуджин уже вступил, и племя найман. Из хро- ники Сокровенного сказания [9, с. 125]: «Потом Чингис-хан с Ван-ханом вдвоем пошли на Гучугудун-Буируха Найманского. Не будучи в силах им противостоять, Буирух-хан двинулся через Алтай из местности Сохох-усун на Улух-тахе, где они его настигли. Отсюда они и начали его преследовать. Дали перевалить через Алтай и погнали вниз по течению Хумшигирской реки Урунгу. Здесь наши захватили его нойона, Едитублуха, который шел в
караульном охранении. Теснимый нашим караульным отрядом, он пытался было бежать в горы, но у коня его лопнула подпруга. Прогнав Буирух-хана вниз по Урунгу, настигли его у озера Кишилбаш-наур и тут прикончили его».
Темуджин, будучи уже Чингис-ханом проиграв битву кереитским вой- скам, осознавая свое низкое происхождение, в своем послании к Ван-хану пишет следующее: «Хан и отец мой! Тебе ведь известен я: Как ни мал я числом, Многолюдных не стану молить. Как я родом нии худ, Благородных не буду просить. [«Хоть я и мал числом, а не занимать мне многолюдства. Хоть и низок я родом, а не занимать мне благородства… »»] [9, с. 134]. Позже, сам Чингис-хан после завоевания кераитского Улуса обращаясь к своим сподвижникам делает следующее заключение: «В Кереитском похо- де, мы, восприяв умножение сил от Неба, и Земли, сокрушили и полонили Кереитский народ. Когда же мы, таким образом, выключили из объедине- ния главнейший улус, то Найманы и Меркиты пали духом и не смогли уже оказать нам сопротивления. Они были полностью рассеяны и разорены» [9, с.162].
Достаточным условием для сближения родов помимо побратимства (стать анда) было установление «свойства». Впервые употребление терми- на встречаем у Рашид-ад-Дина в контексте сватовства, который описывая известные события лечения Саин-тегина, брата Кара-Лику из племени кун- гират, которая была женой Кабул-хана, пишет следующее: «Для лечения [Сайн-тегина] попросили у татар [прислать], шамана по имени Чаркил-Ну- дуя. Он пришел и совершил камланье, но Сайн-тегин умер. Над шаманом учинили насилие и отослали домой. После того старшие и младшие братья Сайн-тегина отправились и убили этого Чаркила шамана [кам]. Вследствие этого между татарами и монголами возникла вражда и сыновьям Кабул-ха- на, вследствие [их] побратимства и свойства с Сайн-тегином, по необходи- мости и нужде пришлось помогать его племени» [3, с.104].
После сокрушения кераитского ханства Чингис-хан продолжал исполь- зовать представителей семьи кераитского хана для укрепления своего по- ложения в Великой степи устанавливая свойство и заключал династийные браки с представителями этого рода: «Кроме этих вышеупомянутых жен, у Чингиз-хана было [еще] несколько жен [хатун], бывших на положении старших, однако они не входят в число этих пяти главных жен. Из их чис- ла одна – Абикэ-хатун, дочь Джакамбу, брата Он-хана, государя кераитов. У нее была сестра, по имени Биктутмиш-фуджин, Чингиз-хан ее сосватал для Джочи-хана, а одну из других [ее] сестер, по имени Соркуктани-беги, он сосватал для Тулуй-хана. Она была раковиной четырех крупных жем- чужин чистой воды, матерью четырех славных сыновей, благословенных, августейших по [своим] деяниям и приятных видом. Эту Абикэ-хатун он посватал для себя» [8, с.71 – 72]. «…брат Ван-хана кереитского «отдал за
своею дочерью» повара Аши-темура с 200 людьми, которыми Чингис, муж названной кереитки, распоряжается по своему усмотрению, «всю орду, па- жей, домочадцев, служителей, казну, табуны и стада все отдал хатуне, а ее отдал Кейтей-нойону»; он отдал всех людей-inje за исключением неболь- шой части» [4, с.68]. «Потом Чингис-хан обратился лично к Ибахе: «Твой отец, Чжаха-Гамбу, дал тебе в приданое двух поваров – Ашик-Темура-ба- вурчи п Алчих-бавурчи, да две сотни крепостных-инчжес. Теперь ты ухо- дишь к Уруутам. Подари ж мне на память своего Ашик-Темура и сотню людей!» И он принял этот подарок» [9, с.162].
Династия кераитского Тогорил хана на этом не прервалась и потомки продолжили правление в Сибири и восточном Дешт-и Кипчаке. Дальней- шая судьба потомков нам известна из Сибирских летописей (Есиповская летопись, Ремезовская летопись и др.) и капитального труда ученого, со- бравшего все сведения из этих летописей и не только, исследовавшего древнюю историю Сибири, Г.Ф. Миллера [13, 14], а также многих араб-
ских и персидских источников [15], где встречаются сведения о Тайбуги- дах в XV – XVI веках и др. Версии из истории Сибири были основаны на устных преданиях керей Сибири и Дешт-и Кипчака, которые в «страну Сибирь» проникли еще в начале XIII в., когда в ходе борьбы часть кераи- тов и меркитов отступили на северо-запад по Иртышу, а найманы в страну Каракитаев, в Жетысу.
Обратимься к Сборнику летописей Рашид-ад Дина, в котором упоми- нается, что у Он-хана было два сына: Сангун и Уйку. У Уйку был сын по имени Сариджа и […], имя второго сына пропущено. «У Он-хана было два сына: одного звали Сангун, т. е. сын гос¬подина, имя другого – Уйку. У Уйку была дочь, по имени Дугуз-хатун; [Чингиз-хан] сосватал ее для Тулуй-хана, а после [Тулуя] ее взял Хулагу-хан. Она была старшей женой Хулагу-хана. Братьями Дугуз-хатун были Сариджа и [пропуск]. Из ее се- стер была также Туктани-хатун, которая была в орде Дугуз-хатун. Дочь Сариджа, Урук-хатун, стала женой Аргун-хана и матерью наследника пре- стола, Харбандэ. Иринчин, который жив, [является] братом Урук-хатун. Из [числа] их родственников многие и поныне, пребывали на служба Куби- лай-каана, да и в настоящее время их потомки Туг-Тимур Ара-Курика и Ку- билай находятся там. Эта упомянутая группа людей является родом одного брата Он-хана, имя которого было Иди-Курика» [3, с.131 –132]. Мы можем предполагать, что указанный после Сариджа и есть Тайбуга, основатель Сибирского юрта керей, потомок (Он-хана) описываемый в Сибирских ле- тописях.
Таким образом, история Тогорил хана и его весомая этническая состав- ляющая и родоплеменное объединение оставило информационный, источ- никоведческий шлейф в Великой Степи.
Целые роды или племена вместе с вождями и пастбищами могли кол- лективно подчиняться другим родам или племенам. В таком случае они назывались «унаган богол», рядовые члены рода подчинялись своим соб- ственным вождям и вождям главного племени. Можно сделать вывод, что в бытность Есугей-бахадура предводителем племени киян – сюзереном, вождем главного племени Великой степи был Тогорил хан. Наследие отца, Есугей-бахадура в качестве «анда» Тогорил хана сыграло важную роль для Темуджина в выборе направления поиска пути к власти через кераитский клан. Для легитимизации своего худородного происхождения в царствен- ное решающую роль в карьере Темуджина на пути превращения его из Темуджина в Чингис-хана сыграл Тогорил хан. Ключевым моментом, по нашему мнению, можно считать период после разгрома меркитов, когда Темуджину при покровительстве Тогорил хана удалось остаться в среде со- племенников у своего анда брата Жамухи, где в течение полутора года ему удалось переманить на свою сторону основную массу соплеменников и сторонников, таким образом, собрать основной костяк народа своего улуса.
В кровавой родоплеменной борьбе так или иначе Темуджин преследовал цель верховной власти в средневековой Монголии, в которой многовековое место занимало Кераитское ханство. Темуджин находился на периферии центральной власти Тогорил хана. Могущественный владыка Тогорил хан (Ван хан) адаптивно и стратегически сосредоточил власть на ландшафте средневековой Монголии.
Финал эпохи межплеменных войн (говоря современным языком) в глубинах Азии привел к смене жизненного пространства влиятельного родоплеменного объединения кераитов на запад: Ишим, Иртыш, Южную Сибирь и Сибирскую тайгу, что можно считать возвращением (по Рачнев- скому) на исконные свои земли.
На наш взгляд, историческая личность Тогорил хана и история родо- племенного объединения кераитов, а также известного рода найманов есть реликтовая часть этнической истории казахов, требует комплексного ака- демического исследования в реконструкции казахского этноса.
1. Табулдин Г.Ж. Казахстановедение No2. «О генеалогии чингизидов на Евроазиатском континенте с XIII по XX вв.» Международная научная конференция. Том 2. – Астана, 2007.
2. Ю.И. Новоженов, Г.Ж. Табулдин «Социобиологические постиже- ние истории», Кокшетау: Мир печати, ИП Устюгова Н.Ф., 2012 – 287 стр.
3. Рашид ад-Дин. Сборник летописей. Том I. Книга 1. Пер. с персид- ского Л.А. Хетагурова, примеч. и ред. А.А. Семенова. – М.; Л.: Издатель- ство АН СССР, 1952. – 197 с.
4. Владимирцов Б.Я. Общественный строй монголов. Монгольский кочевой феодализм. – Л.: Издательство АН СССР, 1934. – 223 с.
5. Викторова Л.Л. Монголы: Происхождение народа и истоки культу- ры. Академия наук СССР, Институт этнографии им. Н. Н. Миклухо-Ма- клая. – М.: Наука, 1980. – 223 с.
6. Ratchnevsky P. (Рачневский) Činggis-khan: sein Leben und Wirken. – Münchener Ostasiatische Studien, Bd. 32. Wiesbaden, 1983.
7. Кычанов Е.И. Жизнь Темучжина, думавшего покорить мир: Чин- гис-хан. Личность и эпоха. 2-е изд, перераб. и доп. – М.: Издательская фир- ма «Восточная литература» РАН; Школа-пресс, 1995. – 272 с.
8. Рашид ад-Дин. Сборник летописей. Том I. Книга 2. Пер. с персид- ского О.И. Смирновой, ред. проф. А.А. Семенова. – М.; Л.: Издательство АН СССР, 1952. – 281 с.
9. КозинС.А.Сокровенноесказание:Монгольскаяхроника1240г.М.; Л.: Наука, 1941. – 619 с.
10.Маслюженко Д.Н. Генеалогия кочевых обществ как способ преодо- ления кризисных ситуаций // Ежегодник УГПИ. Историко-педагогические чтения. Курган, 2003. – с.129.171
11. Кляшторный С.Г., Султанов Ф.И. Государства и народы евразийских степей. Древность и средневековье. СПб, 2000. – 362 с.
12. Дмитриев С.В. Версии коронации Чингис-хана с точки зрения поли- тической логики. II. Ван-хан // Mongolica – IV. – СПб., 1998. –с. 25 – 27.
13.Миллер Г.Ф. История Сибири. Т. I. – М.: Издательская фирма «Вос- точная литература» РАН, 2005. – 630 с.
14.Миллер Г.Ф. История Сибири. Т. II. – М.: Издательская фирма «Вос- точная литература» РАН, 2000. – 795 с.
15.МИКХ. – Алма-Ата, 1969. – 648 c.172
худ. Альжапар Данияр
Мухали – полководец и правитель над степными племенами. Настоящий взлет карьеры Мухали происходит в кровавых межплеменных войнах. Выходец из рода Джалаиров.173

Ұқсас жазбалар