«Tugurulhan.kz» тарихи-танымдық порталы

Вооруженные силы Сибирского ханства

Авторы tugurul
95 қаралым

Военная история Сибирского ханства имеет свою славную предысторию. Правители сибирских тюрко-татарских государств в XV–XVI вв. проводили агрессивную внешнюю политику, причем основные направления их походов были на север и северо-запад. Целью этих походов было расширение территории, принуждение нового населения к уплате дани, участию в ополчении и, наконец, откровенный грабеж хантыйских и мансийских князьков.
С конца XV века сибирские татары также совершали регулярные военные походы на запад. В 1481 г. был совершен поход на хана Большой орды Ахмата, в 1493 г. на Астрахань, в 1499 г. – на территорию Казанского ханства. В 1505 г. (или 1506 г.) на Пермь Великую приходила рать «ис Тюмени, Кулук салтана Ивака царева сына с братьею и з детьми». Татары тогда же «повоевали всю нижнюю землю, разорили Усолье на Каме, «русаков вывели» и перебили».

Рассмотрение вооруженных сил Сибирского ханства 1563–1598 гг. в настоящей статье будет структурировано в соответствии с ответами на традиционный вопрос: «Каковы причины поражений вооруженных сил Сибирского ханства от отряда атамана Ермака и отрядов российских воевод в 1580–1590-х гг.».
Традиционно считалось, что главной причиной поражений являлось применение воинами Ермака огнестрельного оружия, наводящего на татар суеверный ужас. Однако, сибирские правители и их воины еще в конце XV в. встречались в сражениях с русскими отрядами и владели тактикой ведения боевых действий против них. Помимо полевых боестолкновений они проводили осады русских городков, например, Чердыни и Орла, на стенах которых против них работали пушки и пищали. Так, например, чердынский воевода в 1614 г. об артиллерийском парке города, который оставался неизменным на протяжении нескольких десятилетий, писал следующее: «В Перми город Чердынь деревянный и на городе шесть башен… а на городе наряду пушка медная 12 пядей в станку, а станок и колеса ветхи и худы; пушка медная 9 пядей в станку-ж, а по счету к тем пушкам 294 ядра железных, весом по 2 гривенки, пушка медная по полудами пядей, а по счету к тем пушкам 608 ядер железных весом по 4 гривенки, а иныя в полчетверти, а иныя в три гривенки».
Вооруженную артиллерией Чердынь сибирские татары видели в бою. Знания об эффектах огнестрельного оружия, Кучум использовал для организации у себя артиллерийского парка. За несколько лет до похода Ермака он обратился в Крым с просьбой прислать ему пушки для войны с московским царем. Источники различного происхождения сообщают о том, что одну или две пушки они установили на горе у Чувашева мыса. Об этом прямо говорит Ремезовская летопись: «Оружия же не б у Кучюмлян, точию луки и стрелы, копия и сабли; бе ж 2 пушки у Чюваш; казацы же умолвиша голк; они же бросиша их с горы, в Ыртыш».
Часто исследователи забывают, что еще одна пушечная батарея располагалась согласно Ремезовской летописи в Княжьем городке Бегиша. «У Бегиша же две пушки железные из Казани привезены, их же казаки умолвиша, и не могоше лунуть на казаков вдругорядь, и спехнуша их прямо в Ыртыш под гору». Обратим внимание на слово «вдругорядь», которое позволяет нам предполагать, что как минимум один выстрел эти пушки сделали.
Еще одну партию огнестрельного оружия и пороха армия Кучума получила где-то около 1582 г., после того, как в устье р. Обь был захвачен потерпевший крушение корабль западноевропейских купцов. Об этом случае прямо рассказывал попавший в плен Маметкул. В ходе противостояния с отрядом Ермака татары захватили достаточно много ручного огнестрельного оружия. Это произошло при разгроме отрядов под руководством Ивана Кольцо и самого Ермака. Но если исходить из письменных источников, то получается, что татары, ни в конце XVI в., ни в начале XVII в. не сделали по русским ни одного выстрела из пищали или другого ручного огнестрельного оружия. В настоящий момент неизвестен ни один предмет огнестрельного оружия, обнаруженный на археологических памятниках сибирских татар XVI–XVII вв.

Отсутствие огнестрельного оружия не являлось главной причиной поражений армии Сибирского ханства. Тем более, что сибирские татары имели возможность вступить с казаками в ближний бой и на равных применить холодное оружие. Об этом красноречиво говорит Ремезовская летопись: «К Кучюму же весницы непрестанно возвещаша о многом собрании казаков и побивании своем, яко разорены, кажуще сечение бердышей и палашей, раны своя».
И если оценивать уровень вооружения татарских воинов холодным оружием, то совершенно однозначно можно говорить о том, что они имели в своем распоряжении очень богатый арсенал самого разнообразного и современного вооружения.
Часто причины неудач военных подразделений связывают с отсутствием у их начальников соответствующих умений и навыков. Однако, это обстоятельство никак не может быть связано с известными военачальниками армии Сибирского ханства. Все известные военные действия – походы, осады и штурм городов, полевые боестолкновения, показывают этих людей как достаточно профессиональных военачальников.
Известно, например, что воинский талант Махметкула позволил ему всего через несколько лет службы в Московском войске достичь звания командира передового полка (полкового воеводы) русской армии. Кучум воспитывался у ханов Ногайской орды вместе со своим братом и будущим казахским ханом Хак-Назаром. Несомненно, что здесь они получили хорошее военное образование. В качестве «стажировки» Кучум какое-то время был наместником на территории Башкирии и Южного Урала, где, по всей вероятности, впервые проявил свои полководческие знания, умения и навыки.
Первый крупный военный поход Кучум осуществил в 1554 г., когда во главе сильного войска, прошел по землям Искерского княжества Тайбугидов практически до его столицы Искера. В походе будущий хан возглавлял воинство, состоявшее из узбекских, ногайских и башкирских отрядов. Удар из глубин Средней Азии был столь неожиданным и сильным, что ханы Едигер и Бекбулат были вынуждены обратиться за военной помощью к московскому царю. А уже в следующий поход в Сибирь в 1563 г. Кучум нанес княжеству сокрушительное поражение. Хади Атласи приводит выдержку из летописи Саввы Есипова «Сын Муртазы Кучум из Казахской орды, с очень многими своими воинами подступив к городу Сибири и взяв его, убил Ядкара и Бикбулата, а сам сделался царем всея земли сибирской. Он подчинил себе многие народы». То, что будущему хану пришлось брать штурмом столицу, подтверждают археологические изыскания А.П. Зыкова: «Возможно, в огне штурма 1563 г. погибли сооружения четвертого строительного горизонта городища Искер».

В 1560–1670-х гг. Кучум совершил ряд походов на восток и присоединил к своему государству земли Среднего Иртыша от Кизыл-Туры и устья р. Ишим, до устья р. Оми, Барабу и Томское Приобье. Он заключил союзы с местной знатью, определил размер ясака, построил городки по новым границам своего ханства, а в тех районах, где ситуация оставалась напряженной, поставил своих наместников. Например, в Барабе наместником был поставлен Буян-Бий, ставкой которого была Тон-Тура (Воскресенское городище). Но дальше на восток и вверх по р. Оби Кучуму противостояли постоянно усиливающиеся калмыки, поэтому он прекратил активные действия на этом направлении.
В конце 1560-х гг. хан Кучум вынужден был начать военную компанию против казахского хана Хак-Назара, который занял часть земельных владений ногайцев на Южном Урале. В 1569 г. Семен Мальцев, посол к ногайским мурзам от царя Ивана IV, сообщал, что «казацкие орды Ак-Назара царя, Шигая царевича и Челыма царевича, а с ним 20 царевичей поход был в Ногаи и бой был». Хан Кучум был вынужден выступить на стороне Ногайской орды, так как понимал, что после ее разгрома казахские отряды подступят к Сибирскому ханству. Через посла Ивана Поздеева Кучум сообщал московскому царю «Ныне деи дань собираю Господарю вашему царю и великому князю послов шлю, а нынеча деи мне война с казацким царем, и одолеит деи меня царь казацкий и сядет на Сибири, ино и тот Государю дань учнет не давати».
В следующем году хан Кучум сообщил Ивану IV, что война выиграна: «мы того недруга своего взяли». Хак-Назар был вынужден уйти с части владений Ногайской орды и заключить мирный договор с сибирским ханом.
В 1570-х гг. основная арена военных действий отрядов Сибирского ханства переместилась на запад. Кучум присоединил к ханству часть Зауралья, отправлял отряды в Предуралье – на Пермь и строящиеся русские городки. Сколько в действительности было походов армии Кучума в Предуралье – неизвестно. Однако, известно, например, что только в ХVI в. город Чердынь одиннадцать раз принимал на себя удары отрядов сибирских, ногайских и казанских татар. Р.Г. Скрынников писал о том, что эти походы проводились почти каждый год. В литературе чаще всего приводятся сведения о походе 1573 г. за Урал сибирских татар под руководством Маметкула.
Г.Ф. Миллер по этому поводу пишет «в 1573 г. в июле месяце брат хана, по имени Маметкул, наступал на Пермь со стороны реки Тобола и, не дойдя пяти верст до Строгановского острога на Чусовой, вернулся обратно. Он побил многих остяков, плативших ясак русским, а их жен и детей увел в плен и велел умертвить русского посла Третьяка Чубукова и нескольких татар, которые шли в Казакскую орду».
В конце 1581 г. поход за Урал возглавил сын и наследник Кучума царевич Алей. Кроме боевых действий основных военных сил Сибирского ханства, наместники Кучума и местная знать, используя собственные отряды, самостоятельно совершали военные походы на сопредельные с ханством территории. В основном эти походы были направлены на север, в хантыйские земли. Н.А. Томилов в своей монографии приводит материалы хантыйского фольклора о походе тарских татар со стороны современного Кыштовского района Новосибирской области на их земли в Васюганье. Известно, что князь Бегиш проводил самостоятельные походы вниз по рр. Иртышу и Демьянке, принуждая местных хантов платить ясак сибирскому хану.

Таким образом, результаты успешных боевых походов Кучума 1554–1581 гг. и его военачальников говорят о том, что они обладали достаточным опытом борьбы с разным противником. Военные отряды под их руководством умели осаждать городки и города, сражаться в пешем строю, устраивать засады, строить полевые инженерные укрепления, воевать с конными отрядами кочевников. Сибирские летописи дают возможность увидеть нам эти умения.
Традиционной для кочевников была тактика дальнего массированного обстрела противника стрелами. Однако в случае с казаками Ермака, она не работала. «Рустии же казаки паки пойдоша по реке Тоболу и подойдоша под гору, погании же начаша стрелять з горы, и с верху падоша стрелы на сруги их аки дождь. И те места проидоша ничьим неврежени от Татар».
Искусство полевой фортификации татары демонстрировали при ожидании подхода отряда Ермака: «Сам же Кучюм повеле себе учинить засеку подле реку Иртыш, под Чювашием, и засыпати землею, и многими крепостьми утвердища».
Партизанскую тактику выслеживания и уничтожения малых групп противника Маметкул применил при нападении на казаков, находившихся на рыбной ловле в урочище Аболак: «Тое же зимы, декабря в 5 день, волским казаком Ермакове дружины, без опасения идущим к рыбной ловле, к некоему урочищу, иже зовется Яболак, казацы же быша в стану своем; царевич же Маметкул пришед внезапу и побиша их без остатку».

Карача использовал и тактические хитрости. Так, после того, как казаки разграбили его улус, взяли мед и «богатство царево», и груженые возвращались к стругам, Карача напал на них. «Погании же постигоша их у реки Иртыша, овии на конех, а инии пеши; атаманы же и казаки ту на берегу с ними брань составиша и мужски на поганых наступают; и в том время быть сражение велие обоим странам, до смертнаго посечения, тогда видевшие погании своих падение велие пред русскими вои и вдашася невозвратному бегству. И на том бою русского воинства от Ермаковы дружины мало убиенно бысть, точию кииждо уязвлении бывша». По сравнению с результатами предыдущих боестолкновений, ранение множества казаков было для татар некоторым успехом.
Тот же Карача продемонстрировал казакам искусство осады, продержав русский отряд в Искере на протяжении более чем трех месяцев (с марта по июнь), «облегоша весь град обозами».
Таким образом, факты, приведенные в сибирских летописях, говорят нам о том, что ни один из опытных руководителей военных отрядов Сибирского ханства не растерялся при появлении в Сибирском ханстве немногочисленного воинства Ермака и смог нанести Ермаку ответные удары, используя весь арсенал своих воинских умений и навыков.
Зачастую вооруженные силы Сибирского ханства представляются слабоорганизованным народным ополчением, которое разбегалось при первом серьезном натиске со стороны противника. Несмотря на тот очевидный факт, что Кучум, используя превосходящие военные силы, захватил власть в Сибирском княжестве Тайбугидов, стал сибирским ханом, уничтожил оппозицию, в несколько раз расширил территорию ханства, провел несколько успешных военных компаний против казахских ханов, русских в Приуралье, в источниках и литературе мы не найдем ни одного конкретного описания состава и структуры и численности его войска.
Р.Г. Скрынников пишет о том, что по документам посольского приказа «племянник Кучюмов Маметкул-царевич, собравшись с людми, приходил в Сибирь на государевы люди, и государевы люди тех всех татар, которые были с Маметкулом, – болше десяти тысяч – побили…». Очевидно, что в Москве основательно преувеличили сведения о численности войск Махметкула. Но сомневаться в том, что во время Сибирского взятия атаман Ермака на стороне сибирских татар был огромный численный перевес, не приходится. С другой стороны, если согласиться с Р.Г. Скрынниковым, и считать численность отряда Ермака в 540 человек, то тогда и 1000 и 1500 воинов Кучума представляли для Ермака «превосходящие силы противника». А если исходить из версии С.У. Ремезова о том, что Ермак выступил в Сибирь с отрядом численностью более 5000 чел., то численность войска хана Кучума должна быть значительно больше.
Ю.С. Худяков, ссылаясь на Р.Г. Скрынникова, пишет о том, что определить общую численность войск [/b]Сибирского ханства довольно сложно. Однако, известно, что уже после бегства Кучума из Кашлыка в битве при Абалаке царевич Махметкул командовал туменом – отрядом из 10 тысяч воинов. Другое войско Сибирского ханства возглавлял сын и наследник Кучума царевич Алей. Отдельные боевые подразделения возглавляли мурзы Карача, Кашкар, Бегиш. Сам хан руководил «ногайской гвардией». Таким образом, получается, что войско Сибирского юрта насчитывало не один тумен. Однако ни в одном из сражений Кучуму не удалось собрать все вооруженные силы своего государства в единый мощный кулак. Таким образом, мы считаем, что только в отдельных военных походах, как например, в походе против казахского хана Хак-Назара, в составе армии Кучума могло быть несколько туменов воинов, часть которых составляли военные отряды многочисленных союзников Кучума.

[b]Вооруженные силы Сибирского ханства по составу можно разделить на несколько групп воинов. Самыми боеспособными ее соединениями были военные отряды узбеков, ногайцев и казахов, пришедшие вместе с Кучумом из Средней Азии, а также отряды чувашей, пришедшие за Кучумом из Казани. Всех вместе их было вероятно порядка двух-трех тысяч человек. Эта часть армии постоянно находилась при сибирском хане, за исключением отдельных походов, например, в Прикамье, когда ею руководили Маметкул или Алей. Эти воины оставались верными Кучуму практически до самого конца и откочевали к себе на родину только после того, как русские вытеснили хана из Прииртышья в Барабу.
Б.О. Долгих писал о том, что когда разбитый Ермаком Кучум бежал в степь, то его сопровождали в основном те же люди, которые пришли с ним из Средней Азии, а не коренные сибирские татары. Это была лучшая часть армии сибирского хана – его гвардия, хорошо вооруженная, мобильная и способная на длительные переходы.
Другой составляющей войск Кучума были служилые татары. В основном они размещались в столице, городах и городках Сибирского ханства, где под руководством служилой знати – есаулов, мурз, беков составляли дружины наместников хана. Впоследствии значительная часть их перешла на службу русскому царю и принимала участие в операциях против своего хана. По этой причине численность этой части войск Кучума может быть уточнена по русским письменным источникам. По данным С.В. Бахрушина общая численность служилых татар в XVII веке в г. Тобольске составляла 730 человек, г. Тюмени – 334, г. Тары – 425 человек. Всего 1489 человек.
Еще около 500 сибирских татар служило в г. Томске. Поэтому мы можем предполагать, что служилых татар в армии хана Кучума было также около 3000–4000 чел.
Помимо гвардии и служилых татар под началом хана Кучума было несколько тысяч воинов из отрядов его вассалов. Точную цифру численности этих подразделений сказать затруднительно, так как она всякий раз изменялась в зависимости от предстоящей военной компании. Например, в походе на пермские земли участвовало от 800 до 1500 человек, а в походах на север, в земли хантов – не более 200–300 человек. По этническому составу это были, прежде всего, ногайцы, которые во второй половине XVI в. под ударами казахов потеряли значительную часть своих владений. Они вынуждены были искать себе новые земли и новых покровителей. Так, например, князь Урус Алтаулович пришел к сыну сибирского хана Кучума Али с семьюстами людьми своего улуса. Собственные военные отряды были у князя Бегиша, карачи хана Кучума Кадыр-Алибека, наместника Барабы Буян-Бия и других представителей знати Сибирского ханства. Численность их была достаточно велика. Так, Г.Ф. Миллер писал о том, что с уходом от Кучума Карачи «власть хана была почти так же ослаблена, как если бы он потерял сражение: многочисленное войско Карачи при прежних нападениях немало ему помогало».
В этой же группе военных сил Сибирского ханства были отряды хантыйских и мансийских князьков Ишбердея, Бояна и др. Численность этих отрядов чаще всего была незначительной, вооружение слабым. Поэтому они исполняли роль вспомогательных отрядов – были проводниками, курьерами, снабжали основную армию продовольствием и т.д.
Изредка отдельные князьки собирали весьма многочисленные отряды, что позволяло им самостоятельно совершать военные походы на сопредельные территории. С.У. Ремезов писал о том, что в отряде «зборнаго княжца Демаяна», который укрылся в крепком городе на устье реки Демьянки, насчитывалось 2000 татар, хантов и манси. Возможно, эта цифра несколько завышена, хотя нельзя исключать, что для походов, скажем на Урал и дальше на Волгу хантыйские вожди, объединяясь, собирали весьма внушительные военные силы. В целом, военные подразделения вассалов Кучума были разными по уровню военной подготовки и вооружению. Некоторые из них не были способны вести самостоятельные боевые действия.
Таким образом, мы можем очень условно говорить о том, общая численность военных сил Кучума могла составлять более 10000–15000 чел. Из них наиболее боеспособным была азиатская «гвардия» Кучума – 2000–3000 чел. Опорой ханской власти на местах были военно-полицейские отряды служилых татар численностью 3000–4000 тысячи человек. Военные формирования вассалов Кучума также могли насчитывать до 10000 человек.
Строгановская летопись так передает нам характер ополчения, которое собралось в 1581 г. у Искера для решающего боя с Ермаком: «В мале же времени собрашася к нему все множество воя его князи и мурзы и улланове, и Тотаре, и Остяки, и Вогуличи и протчая языцы под его властию вси».
Расположение Сибирского ханства на границе со степным миром, происхождение ударной части армии диктовало ее состав и тактику ведения военных действий. Вероятно, его войско почти полностью состояло из конницы, которая в бою использовало известные тактические приемы: быстрые стремительные налеты, отходы и обходы при столкновении с серьезным сопротивлением. Строгановская летопись, рассказывающая о бое татар с казаками при урочище Бабасан, так рисует характер этих налетов: «Погании же противу нашедших крепце и немилостиво наступаху на конех, копейным поражением и острыми стрелами казаков уязвляют вельми».
Тот же источник, упоминая о бое за Карачин улус, говорит о взаимодействии в татарском войске пеших и конных отрядов: «Погании же постигоша их у реки Иртыша, овии на конех, а инии пеши… и в том время быть сражение велие обоим странам, до смертнаго посечения».
Письменные источники донесли до нас сведения о структуре управления армией в походе. Так, Строгановская летопись говорит о походе Маметкула 1573 г.: «Маметкул собрався с своими мурзами и улланами ратью».
Далее, говоря о нападении Пелымского князя на вотчины Строгановых в 1581 г., летопись повторяет титулатуру татарской знати: «и подозва с собою буйственных и храбрых и сильных мурз и уланов Сибирския же земли со множеством вои».
Успешная военная деятельность хана Кучума не закончилась с началом похода атамана Ермака в Сибирь. Тем более, что с Ермаком и целым рядом его военачальников Кучум справился. Сибирское ханство не смогло противостоять Московскому царству именно как государство, слишком разные были у них весовые категории. Тем не менее, хан Кучум продержался в это неравном поединке с 1573 по 1598 гг. и вряд ли в Евразии нашелся бы какой-нибудь другой исторический деятель, который бы сделал большее.
Ханство не имело ресурсов содержать значительную по численности регулярную профессиональную армию. В силу очень слабого уровня ремесленного производства практически все оружие и обмундирование приходилось ввозить из Средней Азии. Местное население не могло обеспечить армию (практически на 100% состоящую из кавалерии) достаточным количеством лошадей, поэтому и их приходилось пригонять из южных степей. Низкая плотность населения делала невозможным обеспечение продовольствием крупных военных соединений. Поэтому хан Кучум и не мог их собрать воедино, что, естественно, снижало боеспособность его армии.
На стороне атамана Ермака и последующих российских воевод выступила часть населения ханства, поддерживающая прежнюю правящую династию Тайбугидов. Наконец, Сибирское ханство было исторически не готово к реформированию военных сил, способных к эффективному использованию огнестрельного оружия. Все эти причины вкупе с тем, что в самый критический момент под стенами Искера у хана Кучума не оказалось под рукой лучшей части его армии, привели к военному поражению Сибирского ханства.
Использованы материалы из: «История и культура татар Западной Сибири», Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ; Изд-во «Артифакт», 2015. – 728 с. + 56 с. цв. вкл.

Источник: http://safe-rgs.ru/3317-vooruzhennye-sily-sibirskogo-hanstva.html

Ұқсас жазбалар